Даты… Для кого то это лишь набор цифр. Для других – события, эпохи. У каждого народа свои памятные даты. Свои праздники, свой траур. По воле судьбы, предопределившей историю, в среде казачьего народа траурных дат больше, нежели праздничных.

24 января.

День для казачьего народа особенно памятный. День траура и скорби. День, когда беда, пришедшая на казачьи земли, стала невосполнимой утратой, незаживающей раной в сердце казаков и казачек. Черным вороньем преступная власть большевиков прошлась по землям Присуда, вырезая под корень станицы, не жалея ни малых, ни старых.

„Директива о разказачивании“ от 24 января 1919 года подобно гильотине разрезала жизнь казаков на „до“ и „после“. Тех, кто избежал расстрелов и нечеловеческих пыток, были сосланы в лагеря или не пережили голодомор, искусственно созданный той же безбожной властью. Хлеб и зерно отбиралось насильно. Казачье население вымирало от голода. Станицы заселялись крестьянской беднотой, иногородними.

Всё действия коммисаров, назначенных на руководящие должности в станицах, при помощи специально созданных вооружённых отрядов, состоящих из китайцев и бандитов всех мастей, были направлены на полное физическое и моральное уничтожение казачьего народа. Спаслись лишь те, кто успел уйти в изгнание, покинув Родину. Остальные пропали в лагерях, где им приходилось работать в нечеловеческих условиях.

Чёрной, траурной лентой протянулась эта трагедия через десятилетия. Менялись лица в высших эшелона власти, но суть и отношение к казакам и их потомкам не изменилась. Сейчас нет геноцида, но никто из власть придержащих в современной России так и не взял ответственности за содеянное. Наоборот. Стирается любое упоминание о тех чёрных, забитых невинной кровью, событиях. Путем подмены понятий, создания всевозможных войск, называемых казачьими, фактически такими не являющимися, российская власть пытается стереть страницы истории казачьего народа. Истории трагичной.

Но в сердце каждого казака живёт память о предках. Именно поэтому, отдавая дань памяти, ежегодно в храмах по всему миру, где живут потомки казаков, служатся Панихиды, ставятся свечи за упокой, возносятся молитвы к Господу.

Казаки общеказачьей станицы г. Дорнштадта для памятных мероприятий по убиенным казака, собрались в станичном храме освященном во имя Пресвятой Богородицы.

Панихиду, после Божественной Литургии, служил иерей Виктор Яким. Полумрак в церкви, пар, выходящий изо рта во время молитвы, мерное пение церковного хора, все это создавало особую траурную торжественность.

„Помяни, Господи, во Царствии Твоём души казаков и каззачек, имена Ты их, Господи, веси…“ звучало в холодном воздухе церкви. Мерцали свечи, словно души невинноубиенных, присутствовали незримо.

Окончилась  Панихида короткой проповедь, которую произнёс отец Виктор.

После службы, по сложившейся традиции, казаки провели сход, на котором приняли решение установить на могилы казаков, погребенных на прицерковном кладбище, кресты. Имена упокоившихся казаков начертаны на Хоругве, хранящейся в церкви. Этим казакам и будут, с Божией помощью, установлены кресты.

Храни вас Господь.

Забыть нельзя…

Забыть нельзя! Но помнить!
Ту дату в январе,
Безбожной сворой темной
Сожженные в огне

Станицы на Присуде,
Расстрелы казаков,
Погубленные судьбы,
Смех пьяных мужиков.

Поруганы казачки,
Заколоты штыком
И в опийной горячке
Матросы за плетнем.

Порушенные храмы
И батюшку в петле
Отродье рода Хама
Как черти на метле.

Цвет красный с пентаграммой
Во лбу – знак сатаны
В глазах кровавых пламя
Клыки обнажены.

Скосила род казачий
Проклятая орда
Земля казачья плачет
Детей своих крестя.

День траура означен
И выставлен был счет.
Но счет тот не оплачен,
Надеюсь, срок придет.

В.Колбаса

Слетелась стая воронья
Чтоб вдоволь кровушки напиться.
Терзает белые тела,
И на могилах веселится.

Из грязи вылезли „князья“
Холопы власти сатанинской.
Их символ красная звезда,
С кривым оскалом облик свинский.

Больна безумием толпа,
Втоптавши в грязь и честь и веру.
Наелась жертвами сполна
Их злобе не было предела.

Кровавый пир среди чумы
Иуды пляшут в дикой пляске
И рвут Россию на куски,
Сменив, зверей на лицах, маски.

В.Колбаса