Фёдоров Николай Васильевич

30 ноября 1901 — 28 сентября 2003

Фёдоров Николай Васильевич

Родился 30 ноября 1901 года в хуторе Рогожкин станицы Елизаветинской.

Основы образования получил от своей матери, с трёх с половиной лет проявлял успехи в чтении и письме, затем отучился три года начальной школы, после которой выдержал экзамен в Новочеркасскую гимназию имени атамана графа М. И. Платова. В период обучения в гимназии, поступил в музыкальный кружок и освоил игру на корнете, что сыграло важную роль в дальнейшей жизни Николая.

С началом Первой Мировой войны, отправлялся в числе добровольцев на сельскохозяйственные работы вместе с другими гимназистами. В 1917 году, после февральской революции криминогенная обстановка ухудшилась, и гимназист Н. В. Фёдоров подвергся нападению вооруженных хулиганов, в ходе которого были ранены его одноклассники.

В начале декабря 1917 года, вместе с одноклассником Ваней Сергеевым прибыл на запись в партизанский отряд есаула Чернецова, но не был принят, так как рост Н. В. Фёдорова на тот момент составлял 4 фута 6 дюймов (137 см). Однако проявил настойчивость, и всё же был принят в отряд.

В составе группы в 24 человека, нёс службу сначала на Хотунке (Хутунке), во время которой стал участником комичного случая, многократно описанного в воспоминаниях той эпохи:

Моя группа из 24 человек была направлена в предместье Новочеркасска – Хотунок. Нас разместили в бараках, откуда накануне были высланы «домой» большевистски настроенные солдаты. Ночь выдалась очень темной, и освещения в районе бараков не было. Меня с приятелем поставили часовыми – охранять сон наших воинов. Около полуночи наше внимание привлек какой-то подозрительный шум. Он то стихал, то раздавался вновь. Нам слышалось тяжкое дыхание притаившегося врага, его возня была уже совсем близко от бараков. Нервы наши не выдержали, и для храбрости мы выстрелили. Из бараков выскочили с винтовками наши боевые друзья, готовые немедленно занять оборону. «Что случилось?» – спрашивали нас. После нашего объяснения начались поиски «врага». И вот свет многочисленных фонариков высветил мирно пасущуюся невдалеке от бараков корову»

В мае 1918 атаманом Дона был избран П. Н. Краснов. Одним из первых его приказов, был о запрете участия в боевых действиях учащейся молодёжи. Н. В. Фёдоров оставил армию, и в период лета трудится добровольцем на в хуторах и станицах, которые как и в 1914 году остались без рабочих рук, так как все казаки от 17 до 50 лет были на фронте.

В январе 1919 года, положение на фронте стало критическим, верхнедонцы бросили фронт, и красная армия стремилась к Новочеркасску. Взрослые казаки частью бросили фронт, поэтому учащаяся молодёжь отправилась во вновь созданные партизанские отряды. Н. В. Фёдоров бросает учёбу, и отправляется на фронт, участвует в боях на Донце в районе Усть-Белокалитвенской, в составе артиллерийской батареи. В период боёв на Донце, вместе с командиром батареи, чернецовцем М. Поповым,  награжден Георгиевскими крестами и отпуском, во время которого отправился в город Нежин, где был расположен полк Дроздовцев, в котором находились его братья Петр и Владимир. Владимир был ранен, и вместе с ним Н. В. Фёдоров вернулся в Ростов, и вскоре вновь отправился на фронт в составе совей батареи.

Летом 1919, в период побед ВСЮР, вновь поступил приказ, о запрете учащейся молодёжи сражаться на фронте. Николай отправился вновь в гимназию. Но в декабре 1919, красные подступают к Новочеркасску, и Н. В. Фёдоров вместе с войсками уходит в отступ на юг, став командиром взвода. В подчинении гимназиста, оказались его учителя. В боях под Тонельной получает контузию, и с большим трудом смог эвакуироваться в Крым.

В Крыму служил при музыкальном ансамбле, безуспешно пытался примкнуть к отряду Ф. Д. Назарова, который готовился к рейду на Дон. Николай Васильевич писал заявление командиру Лейб Гвардии Атаманского Конвоя М. Г. Хрипунову, но генерал не позволил юному Фёдорову отправиться в составе десанта на Дон. Это спасло Н. В. Фёдорова от гибели, так как отряд был полностью уничтожен превосходящими силами красных. В мае  1920 примкнул к артиллерийскому дивизиону. В составе дивизиона служит в районе Симферополя, постоянно участвуя в стычках с «зелеными». Участвует во наступлении в Северной Таврии. В период боёв против банд Жлобы, в составе самолётного отряда, занимался бомбёжками позиций красных с аэроплана.

3 ноября 1920 года, на маленьком судне Алкавиадис, Н. В. Фёдоров был эвакуирован в Константинополь, от которого был отправлен в лагерь Чилингир, что на территории Чаталджи. Н. В. Фёдоров несмог найти место в приспособленной под барак овчарне, и с друзьями выкапывает землянку. После по приказу, вместе с казаками отправляется из Чилингира на греческий Лемнос. На Лемносе Николай Васильевич участвует в музыкальной группе. Музыка и охота на осьминогов спасали Николая Васильевича от голода. Николай Васильевич ловил их на берегу моря, и продавал греку, хозяину трактира. Договорились о том, что Николай Васильевич и казаки-музыканты будут выступать перед посетителями. Музыкальная деятельность Николая Васильевича и казаков, приносила значительные доходы, обеспечивая весь полк сигаретами и дополнительной едой.

Донские казаки на острове Лемнос 1920-21 год

В конце 1921, Н. В. Фёдоров вместе со всеми казаками отправился с Лемноса в Болгарию.  В Болгарии служит в составе музыкального отряда 12-ой Балканской дружины. Кроме музыки, Н. В. Фёдоров отличился и участием в подавлении коммунистического восстания в Болгарии, после которого, зарабатывает деньги разведением червей тутового шелкопряда, и выращиванием табака.

В Болгарии Николай Васильевич поступает на учёбу в медицинский университет, однако, выясняется, что он категорически не может присутствовать при вскрытии трупов. Оставив медицину, он поступает на административно-финансовый факультет.

10 апреля 1929 года, Н. В. Фёдоров покинул Болгарию, а 13 апреля, маленький пароход покинул Афины, и Николай Васильевич на его борту отправился в США, где уже обосновался его брат Пётр. 29 апреля 1929 года, Н. В. Фёдоров прибыл в город Провиденс штата  Род Айлонд. Однако по прибытию, возникла опасность депортации обратно в Болгарию, по причине незнания английского языка Николаем Васильевичем. Но брат, который на тот период был атаманом Первой им. генерала П. Н. Краснова общеказачьей станицы в Нью-Йорке, оказал серьезную поддержку Николаю Васильевичу, и опасность депортации в Европу миновала.

В 1931 году Николай Васильевич поступил на учёбу в Колумбийский университет. В период обучения работал поваром, грузчиком, помощником профессора, работником рыбацкого пансиона. Именно в пансионе,  Николай Васильевич спас жизнь паре, которая перевернулась на лодке неподалёку от берега, и тем самым попал на страницы американских газет. В период учёбы, Николай Васильевич сочетал самую разнообразную работу, а так же не прекращал музыкальную деятельность, подрабатывая в ансамблях баров и ресторанов, а так же участвовал в самодеятельности студентов.

В 1934 году, Николай Васильевич лишился семи зубов, которые пришлось удалить по причине их ветхости. Сказались годы войны, лагерей, скудного питания. Вскоре после удаления зубов, Н. В.  Фёдоров получил свой первый диплом, работа которого называлась «Инфильтрация жидкости через пористые зернистые земли». Окончание учёбы раскрыло новые проблемы — отсутствие работы, и окончание студенческой визы. Николай Васильевич сменил статус на политического беженца.

Студент Н. В. Фёдоров первый слева в верхнем ряду из сидящих.

В 1935 году, после еще одного года учёбы, Николай Васильевич получил диплом гражданского инженера, работал в лабораториях механики земли и гидравлики. Сразу после получения диплома отправился на Гавайи, где разработал систему сбора атмосферных осадков для нужд сельского хозяйства. После двух лет работы, Н. В. Фёдоров вернулся в Нью-Йорк, где служил при Колумбийском университете, в школе инженеров, по механике жидкостей включая гидравлику. В 1938 году, Н. В. Фёдоров и профессор Бахметьев представили научную работу на 5-м Международном конгрессе.

Во Вторую Мировую войну, Н. В. Фёдоров преподаёт в Манхэттенском колледже студентам авиации, а в Колумбийском университете студентам флота. В 1941 году, получает лицензию профессионального инженера. Позже записался в Нью-Йоркскую Академию наук.

Слева на право 1. Неразборчиво - К...ов; Ев. А. Самсонов; Н. А. Хохлачёв; атаман И. А. Поляков; Г. Б. Александровский; Н. В. Фёдоров; 1960 год. США.
Первый с лева - князь Белосельский-Белозёрский. Второй - Владыка Никон (Рклицкий). Третий - Атаман Поляков. Четвертый - Профессор Фёдоров. Июнь 1966 США

В 1965 году, атаман ВВДз И. А. Поляков объявил в «Атаманском Вестнике» о том, что исполняющим обязанности атамана ВВДз назначен Фёдоров Николай Васильевич. Однако, Николай сначала не пожелал брать на себя полномочия, но генерал Фёдор Фёдорович Абрамов, лично убедил его не отказываться. Вскоре состоялись выборы, в которых участвовали все казаки, кроме самостийников, которые ни И. А. Полякова, ни Н. В. Фёдорова не признавали.  Войсковой совет состоял из таких казаков как полковник  Н. А. Хохлачев, его помощника войскового старшины В. М. Ажогина, сотника Л. Гв. его Величества казачьего полка — Е. А. Самсонова, архитектора Н. Д. Попова и других. Кроме атаманской должности, Н. В. Фёдоров занимает пост председателя Союза помощи русским военным инвалидам.

Безусловно одно из самых значимых атаманских дел, стало спасение казачьего кладбища на месте трагических событий 1 июня 1945 года в австрийском Лиенце. Атаман лично решал вопрос, и не допустил ни уничтожения, ни переноса казачьих могил. Н. В. Фёдоров лично договаривался с губернатором Тироля, и кладбище встало под опеку организации Чёрный Крест, под заботой которого находится и по сей день.

Церемония выборов в атаманы. Ф.Ф.Абрамов посыпает пеплом новоизбранного атамана. Посыпание пеплом-знаксмирения,из пепла вышли в пепел уйдем.
Вручение пернача атаману капитаном Б. В. Сергиевским (председатель общества помощи Русским инвалидом)

Памятник главкому ВСЮР А. И. Деникину, памятник генералу Ф. Ф. Абрамову, так же создавался при содействии атамана ВВДз. Н. В. Фёдоров пытался сохранить одну из главных белых газет «Россия» под редакцией Г. Б. Александровского, но, выпуск газеты смогли поддержать лишь на несколько лет,  и Александровский погиб в ДТП, вместе с ним и газета. Впрочем, это был период, в который погибла практически вся пресса белоэмиграции не только первой, но и второй волны. Главный информационный материал ВВДз — Донской Атаманский Вестник, в 1960-е рассылался по 400 экземпляров, а в 80-е 20 выпусков — казалось много.

Н. В. Фёдоров поддерживал отношения с европейскими соратниками-казаками. Борис Николаевич Милов из Германии был не только воином, но и прекрасным организатором и оратором. Но время брало своё, и от некогда многолюдных германских станиц остались лишь единицы ветхих стариков. Время брало своё.

Самым сильным движением  в Европе отличалась Франция. Но и в ней, время разбирало по могилам казаков, а молодёжь была ассимилирована. Остатки же казаков лишь враждовали промеж собою.

Родному Донскому Атаману Проф. Фёдорову Николаю Васильевичу на память от Казначея Обще- Казачей имени Цесаревича Алексея Ст-цы Лондона Анатолия Павловича Минаева с женою Армидою и казачатами Александр и Виктор 26-11-1966 год Лондон.
Фарафонов Владимир Иванович, генерал-майор Добровольческой армии, председатель Объединения Лейб-гвардии Казачьего полка до 1969 г.
Из бюллетеня Л.Гв.Каз. Его Величества полка Апрель 1969 г. ном.16 

В США, помимо периодической печати и докладов, казаки устраивали и массовые акции на День Непримиримости и День Скорби. Выполняли главную миссию казачьей и русской белой эмиграции — несогласие с политикой властей СССР, как точку зрения и значимой части жителей самого  СССР.

К концу 80-ых, собрания казаков и русских не превышали 10-15 человек.

В 1998 году, Н. В. Фёдоров совершает визит на Родину, посещает родную станицу, Новочеркасск, Ростов на Дону. Однако, это происходит под чутким контролем российского ФСБ и его агентов ряженых в казаков. У Н. В. Фёдорова мошенническим образом украдены многолетние накопления денег, которые якобы пошли на поддержку кадетских корпусов, подсунуты фальшивые документы о правопреемстве русскими ряженными полномочий от ВВДз.

Фёдоров на Родине 1998 год.
Атаман Фёдоров на Дворцовой Площади в Новочеркасске, возле бывшего Атаманского Дворца.

Но происки российских властей оказались бесполезными, и преемство свершилось. После смерти атамана в 2003 году, власть перешла Я. Л. Михееву.

Перед Александро-Невским храмом в Лейквуде, Нью Джерси. Передний ряд слева на право : подъесаул Рытиков, Атаман Федоров, полковник Бутков (нач. РОВСа), 2-й ряд слева на право : Я.Л. Михеев, хорунжий Рабчевский, есаул Ретивов - 1998 г.
Справа налево: сидят Полковник Н.Г. Пастернаков, Полковник Г.И. Жидков, Профессор Н.В. Фёдоров, о.Николай Смирнов, Н.Ф. Полубояров стоят справо налево: Есаул Г.С.Понамарёв (нас фотографирует Хорунжий П.А. Бабкин), Н.А. Винов, Полковник Д.Д. Тарасевич и С.П.Могилин
Атаман Н. В. Фёдоров, и восйковой писарь Я. Л. Михеев, и кадеты. Россия, Красноярск.
Подъесаул Рытиков, полковник Бутков (нач. РОВСа), есаул Ретивов, Атаман Федоров, Я.Л. Михеев - 1998 г.

Документация об образовании, научной деятельности атамана Фёдорова.

Француское Посольство в США 7 мая 1968 г. награждение Профессора Н.В.Федорова
100-летие Атамана Фёдорова.
В гостях у ОРЮР на детской ёлке в Найаке (Франция). 2001 год.
В течении последних лет жизни, Фёдоров страдал от меланомы. Пережил сложную операцию, после которой выживал в среднем один человек из десяти. После этой операции, сумел совершить поездку в РФ и в Европу. Однако онкология продолжала развиваться, и стала причиной смерти атамана. 
Умер  28 сентября 2003, Саффирн (Suffern), штат Нью-Йорк, США) 
Похоронен в штате Нью Джерси на православном Свято-Владимирском кладбище.